Решения саммита «двадцатки» предвещают новую эру в мировых экономических отношениях

0
84

Результатов саммита "большой двадцатки" в Лондоне ожидали с напряжением и надеждой… А вдруг все поругаются и разбегутся в разные стороны, ничего не решив? Или наоборот — дружно займутся привычным декларированием намерений, монотонно повторяя желеобразные бессодержательные фразы?..

Вчера, к тому же, всех озаботила пресс-конференция Николя Саркози и Ангелы Меркель, на которой они дали понять, что рогом упрутся, если их предложения не будут приняты, а французский президент даже обещал хлопнуть дверью… Но сюрприз был приятным для всех. Впечатляющий консенсус дал путевку в жизнь обеим конкурировавшим в преддверии саммита моделям: американо-британскому "прянику" (стимулирование экономического роста) и франко-германо-российскому "кнуту" (административный контроль за финансовыми рынками). Причем, как на то и надеялись оптимисты, меры предполагаются самые что ни на есть конкретные и основательные.

"Это день, когда мир объединился, чтобы дать отпор глобальной рецессии, — сказал британский премьер-министр Гордон Браун. — Наконец-то мы видим не слова, а план глобального выздоровления и реформы с четким расписанием".

Прославившийся вчера на грани скандала дуэт "старой Европы" сегодня празднует победу — дверью никому хлопать не пришлось, и мир спасен от хаоса и саботажа. Лондонский ареопаг постановил и усилить финансовый надзор, и выделить страждущей мировой экономике целых $1,1 трлн., что отвечает позиции англосаксов. Федеральный канцлер Германии назвала итоговое соглашение "почти историческим компромиссом". "Мы договорились о развитии четкой и ясной финансовой архитектуры", — заявила она. Почему "почти", а не просто историческим, понятно: договоренности еще следует воплотить в жизнь, так как никому не хочется, чтобы получилось как на прошлом саммите с протекционизмом (тогда 17 стран из 20 провалили выполнение договоренностей).

Как известно, Меркель и Саркози отвергли предлагавшиеся ранее проекты заключительного документа саммита из-за того, что меры по ужесточению контроля за финансовыми рынками в них прописывались слишком размыто. И вот заключительное коммюнике ко всеобщей радости обрело принципиально конкретное содержание.

"Большая двадцатка" постановила создать черный список "налоговых гаваней". Будут ужесточены правила функционирования хеджевых фондов и агентств, устанавливающих рейтинг ценных бумаг. "Мы договорись о том, что положим конец "налоговым оазисам", которые не делятся информацией в ответ на запросы соответствующих стран. Банковская тайна в своем нынешнем виде должна уйти в прошлое", – заявил британский премьер.

Предполагается создание контрольного органа, ответственного за мониторинг глобальной финансовой системы, чтобы пресекать на корню явления экономической стихии, которые способны нарастать вокруг кризиса по принципу "снежного кома".

Участники саммита объявили кампанию против бонусов в банковской системе — они теперь будут подвергнуты жесткому разбору. Российский лидер Дмитрий Медведев пообещал, что рекомендует правительству в период кризиса ограничить бонусы менеджеров госкомпаний и компаний, получающих господдержку.

Ожидается и введение санкций в отношении зон пониженного налогообложения, которые отказываются присоединиться к борьбе с отмыванием денег и уклонением от уплаты налогов.

По сути, вышеупомянутые меры означают, что мир вступил в совершенно новую эру политических и экономических отношений, и эта эра мало чем будет похожа на традиционные представления о классическом рыночном капитализме. Человечество стало столь массивной, сложной и запутанной системой, что в управлении ей уже практически невозможно полагаться на либерально-рыночные механизмы, а потому кажется уместным заговорить, хоть и самым осторожным тоном, о первых лучах зари рыночного социализма на планете. Впрочем, это абстрактные прогнозы, а мы вернемся к конкретике.

Итак, о лондонском "кнуте" рассказали, теперь поговорим о здоровенном лондонском "прянике". Лидеры двадцати стран согласились направить на стимулирование мирового производства $1,1 трлн., которые будут распределены через Международный валютный фонд. Всего, согласно коммюнике саммита, страны-участницы до конца 2010 года выделят дополнительно на борьбу с кризисом до $5 трлн. К слову, рынки ценных бумаг во всем мире 2 апреля так и подпрыгнули от этих новостей: индекс Доу-Джонса передвинулся на 8000 пунктов впервые за два месяца.

В итоговом документе заявляется, что меры, о которых договорились на конференции, должны к концу года привести к увеличению мировой продукции на 4%.

Была поддержана инициатива России: вдобавок к пакету экономического стимулирования будут утроены фонды, находящиеся в распоряжении МВФ, теперь они доведены до цифры $750 млрд. Эти деньги предназначаются для того, чтобы более приспособить МВФ к помощи странам, слишком сильно пораженным финансовым кризисом. Увеличение ресурсов будет происходить за счет добровольных взносов стран, причем механизмов финансирования будет несколько. Например, Россия и Китай будут покупать облигации МВФ. Предполагается, что Китай внесет в МВФ $40 млрд., а Евросоюз и Япония – по $100 млрд. Россия пообещала выделить на поддержку пострадавших от кризиса $100 млн. в ближайшие три года.

Еще $250 млрд. будет направлено в ближайшие два года на оживление мировой торговли. Кроме того, было решено продать партию золота из запасов МВФ на сумму $50 млрд. Эти деньги также пойдут на помощь бедным странам. Реформа подразумевает большую активность МВФ и в развивающихся странах, таких как Китай, Индия, Бразилия. Взамен Пекин обещал значительный вклад в дополнительные фонды МВФ. Будем оптимистами и предположим, что это знаменует конец эпохи, когда "золотой миллиард" плевать хотел на проблемы всех остальных. Стало ясно, что мир может быть сильным только тогда, если будет сильным весь.

При всем оптимизме многие аналитики призывают не спешить бросаться в эйфорию с лозунгом "Мы спасены!". Принятые на саммите решения очень правильны, но не факт, что теперь административные системы смогут обращаться с экономикой, как скульптор с куском глины, придавая ему ту форму, какую хочется. Все-таки при всем дирижизме рынок имеет большой потенциал стихийного поведения. Не исключено, что рынок отреагирует на прекрасные рецепты "большой двадцатки" совсем не так, как от него ожидали. Последние годы показывают всю неблагодарность профессии экономического предсказателя — рыночные прогнозы зачастую сбываются хуже, чем катрены Нострадамуса. Справиться с кризисам нельзя в одночасье. Однако то, что есть прочная коллективная воля к этому, — уже хороший симптом, позволяющий отложить подготовку к Апокалипсису.

Владимир ВАСИЛЬКОВ,

БЕЛТА

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here