Belarus Business Weekly: Есть ли будущее у «мусорного» бизнеса в Беларуси?

0
187

После пяти лет раздумья над тем, приходить или нет на белорусский рынок, крупная немецкая компания  по сбору и переработке вторсырья “Remondis” пришла в Беларусь. После полуторагодовой работы в нашей стране официальный представитель компании Иван Михальчук делится своими впечатлениями от ведения бизнеса в Беларуси.

— Насколько рискованно было прийти в Беларусь?

— Remondis -это компания, представленная 500 предприятиями в 29 странах. В хорошие годы оборот Remondis достигает 10 млрд. евро. К тому же Remondis — составная часть группы компаний, куда также входят Rhenus Logistics (транспортная логистика) и Saria (переработка органики и альтернативные источники энергии).

Обладая значительным капиталом, эта структура может себе позволить пойти на риск в Беларуси. Первый наш проект — предприятие Saria в городе Береза Брестской области по переработке отходов мясокомбинатов — уже успешно работает.

В Минске мы организовали совместное предприятие по сбору твердых бытовых отходов (51% уставного капитала принадлежит Remondis, а 49% — городу). Начали с транспортной логистики, обновления парка мусоровозов и создания контейнерного хозяйства, на что потратили уже 4,5 млн. долларов. Далее в планах организация селективного сбора мусора и установка сортировочной линии.

— Как вы оцените, насколько тяжело работать вашему предприятию в Беларуси?

— Дело в том, что наш проект — особенный, потому как связан со сбором и переработкой отходов. Нельзя его оценивать наравне, например, с промышленностью. И вряд ли здесь действуют какие-то закономерности, присущие для традиционных видов бизнеса.

У нас есть реальные возможности и сорокалетний опыт работы в этой сфере, но пока проблем довольно много.

У нас есть, что сказать о проблемах и ситуации с этой отраслью в стране, но пока мы не установили дополнительное оборудование и не проверили наш 40-летний опыт на практике именно в Беларуси, пока об этом говорить рано. На сегодняшний день мы не имеем полного представления о морфологическом составе отходов и объемах вторичных материальных ресурсов, которые могут быть собраны при внедрении селективного сбора. Правда, некоторые вопросы уже ясны.



Могу обозначить два основных "кита", если так можно сказать — это создание законодательной базы в области обращения с отходами и тарифное регулирование системы сбора и обезвреживания отходов.

Существующее законодательство Республики Беларусь в сфере обращения с отходами недостаточно регулирует процедуры управления конкретными видами вторичных материальных ресурсов (отходы упаковки, бытовой техники и т.д.). В Германии Закон "Об упаковке" позволяет привлекать в сферу обращения с отходами более 1,5 млрд. евро инвестиций.

Второй момент  — тарифы. Цена на вывоз и обезвреживание мусора сегодня в Беларуси является социально регулируемой и она гораздо ниже существующих эксплуатационных затрат. Для того, чтобы бизнес пришел в эту сферу, нужно подымать тарифы. Иначе никак.

Мы просчитали, что частный капитал придет в этот бизнес, когда услуги по вывозу отходов для жителей Минска, например, будут стоить примерно пять тысяч рублей в месяц.

Это не та величина, которая может вызвать социальный взрыв, если объяснить населению необходимость повышения. Но пока этот тариф — самый низкий в жировках. Если это случится, то привлечение инвестиций частного капитала будет соразмерно указанному выше тарифу и в совокупности позволит внедрять новые технологии, которые будут способствовать повышению извлекаемости вторичных материальных ресурсов до 30%.

Для сравнения в подмосковных городках этот бизнес уже есть и фирмы торгуются за право его получить, но их тариф  50 долларов за тонну. На наши 1 евро за тонну бизнес не придет.

— Каков рынок и его перспективы у нас в стране?

— По информации начальника управления обращения с отходами Минприроды Сергея Кузьменкова, твердых коммунальных отходов в Беларуси образуется порядка 4 млн тонн ежегодно. Из них на данный момент вторичных ресурсов извлекается чуть более 8-10% от общего объема. Цифры говорят сами за себя.

Перспектива есть, если в эту сферу будут внедряться те рамочные условия, о которых я говорил выше. На данный момент компания выбрала политику участия в формировании  правового поля в Беларуси, мы участвуем во всевозможных круглых столах, семинарах и т .д., но четкой программы реформирования законодательной базы в области обращения с отходами, гармонизации ее с европейской, на уровне государства не просматривается.

 

— Являются ли мусороперерабатывающие компании и компании по сбору вторсырья прибыльными?
— Конечно. В год мы продаем 25 млн. тонн отсортированных отходов.  Если компания создала предприятия в 29 странах мира и постоянно инвестирует в эти предприятия, значит, прибыль есть. Она может появиться и в Беларуси, если объединить интересы частного капитала и государства.

— Есть ли разница в немецком и белорусском подходе по переработки мусора?

 
— Проблема отходов включает в себя экономическую, экологическую и социальную составляющую. Если экологической составляющей в Беларуси уделяется немало внимания, то экономические и социальные вопросы представлены очень слабо.

В макроэкономическом плане проблема отходов – это проблема ресурсосбережения в решении которой должно участвовать все население.

Внедрение раздельного сбора отходов в Германии проходило десятилетиями, но при этом проводящаяся с населением работа финансировалась на государственном уровне.

И здесь подход начинается с подъезда, с квартиры, с заинтересованности самого человека.

— Но ведь у немцев и менталитет другой. Есть мнение, что для белорусов это невозможно, не пойдет.

— Пойдет. Потому что мы — те же немцы. Понимаете, немецкие граждане стали так делать не потому, что им вдруг захотелось. А этому предшествовало налаживание и формирование целой системы сбора вторсырья, работы с населением, создания законодательной базы и т.д.

И я вам скажу, что по опыту практики в Лиде, и Солигорске — эксперименты с раздельным сбором отходов там были проведены в 1990-х годах, можно сказать, что технология работает.

 

И те, кто говорят, что это невозможно, — просто отговариваются, чтобы не работать. Ведь здесь нужно работать планомерно и методично каждый день, день за днем и т.д.

Понимаете, тут не работает психология Лени Голубкова из МММ, здесь действительно нужен постоянный порой рутинный труд.

— Вы занимаетесь только сбором мусора, но куда вы его сдаете и какие цены на вторсырье сейчас в Беларуси по сравнению со всем миром?

— Цены на вторсырье в Беларуси в настоящее время сопоставимы с мировыми ценами. После внедрения всего технологического цикла мы сможем проинформировать СМИ о развитии нашего проекта и с удовольствием будем продавать вторичные материальные ресурсы белорусским перерабатывающим предприятиям.

— Как вы относитесь к строительству крупных мусороперерабатывающих заводов в Беларуси?

— Направление государственных инвестиций в строительство заводов на этом этапе реформирования сферы обращения с отходами является не оправданным, т.к. на сегодняшний день не существует законодательных и экономических предпосылок позволяющих эффективно эксплуатировать такие заводы. Строить заводы, не имея ресурсной базы, как это делается у нас, — нонсенс.

 

В Беларуси не создано современной системы сбора, а уже вложены миллионы в инженерные сооружения. Для начала нужно наладить систему сбора и на начальном этапе привлекать все инвестиции туда.

Складывается впечатление, что на всех уровнях управления, которые принимают решения о строительстве заводов сложилось мнение, что извлечение вторичных материальных ресурсов из отходов позволит окупить все затраты. Это системная ошибка, которую необходимо исправлять.

 

Мировой опыт показывает, что в структуре доходов предприятий занятых в этой сфере — 80-90% составляют доходы от тарифов на вывоз и обезвреживание и только 10-20% — это доходы от продажи вторичных материальных ресурсов.

 

Если это не учитывать, то все так называемые заводы в ближайшее время станут банкротами или планово-убыточными предприятиями, субсидируемыми бюджетами разных уровней. В таком случае об эффективности следует забыть. Частные инвестиции отечественные, а тем более зарубежные в эту сферу не придут.

Сегодня в Беларуси нет ни одного завода, который бы показывал позитивные результаты.

 — Некоторые бизнесмены считают, что государству нужно просто уйти с пути бизнеса. Резонен ли такой подход в вашей сфере?

— Понимаете, для того, чтобы говорить "рынок сам разрулит", нужно этот рынок еще создать. Его здесь нет, потому что, повторюсь, нет рамочных условий для существования этого рынка, для привлечения капитала и создания конкуренции. И без государства тут не обойтись. Это его прерогатива – создавать законы. 

— Сколько человек работает в вашей компании? Планируете ли вы расширяться?

У нас работает около 180 человек. Сейчас мы обслуживаем три района Минска. Вопрос о расширении на данный момент зависит от решения вопросов связанных с законодательством и тарифным регулированием.

— Чувствуете ли конкуренцию со стороны ЖКХ?

— Если говорить о конкуренции, то она действительно существует, но только при вывозе отходов от юридических лиц, где тарифы в настоящее время более чем в два раза выше чем в жилом секторе, а фактические затраты по вывозу во столько же раз ниже.

 

Но этот так называемый "легкий хлеб" не имеет ничего общего с привлечением инвестиций и достижения тех целей, которые ставятся в этой сфере. Это удел небольших фирм, главная цель которых минимизировать затраты на вывоз не обременяя себя развитием селективной системы сбора, работой с общественностью, мало-мальски значимыми инвестициями. В жилом секторе такие фирмы, как правило, не хотят работать. Касательно наших конкурентов на мировом рынке ALBA, VEOLIA и др., то их в Беларуси нет. Пока здесь никто не хочет рисковать.

Если рассматривать ЖКХ, то  мы с ними партнер, Мингорисполком наш соучредитель (49%). Это форма частно-государственного партнерства. Такая форма сотрудничества по опыту работы в других странах себя полностью оправдала, т.к. сочетает экономические регуляторы, которыми владеет частный капитал и административные и управленческие процедуры, которые должны исходить от органов управления (администраций областей, городов, районов).


Настасья Занько

 

Belarus Business Weekly — то, о чем стоит задуматься!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here